Business trip to Almetyevsk (Tatarstan Republic) (25 january — 5 february 2005).

1 2
main

here←    →there





01 ALMETYEVSK (TATARSTAN REPUBLIC )

Отчет о командировке.
торжественному пришествию Петросервиса в Татнефть-бурение посвящается (uncensored)

25 января сего года
(он же день первый, вторник)
Билеты у нас были на самолет, но добирались мы на каком-то недоразумении, почему-то гордо именующем себя «Яковлев-40». Впрочем, стюардесса присутствовала, да и долетели прекрасно. На объект прибыли в 14:12 МСК. Доложили о прибытии Хазиеву Марселю Атласовичу. Он в свою очередь, познакомил нас с Гатиевым Фанилем Фоатовичем. Велено размещаться в гостинице «Нефтяник», что символично. Разместились, и по причине временной глухоты, необъяснимо возникшей во время полета, решено было остаток дня посвятить знакомству с городом. Осуществлено.

26 января сего года
(день второй, среда)
Не свет, не заря с головой окунулись в работу, спеша как можно точнее и быстрее исполнить порученное нам задание. Одистрибутивили любезно предоставленные нам сотрудниками Татнефть-бурение сервера (в количестве 2 штук). На одном из серверов, а именно, на том, который предполагался быть установленным в офисе, совершенно трагичным образом перестали запускаться сервисы (из состава УМБ), то по одному, а то и целыми группами. Грешили сначала на сетевой ключ, умело подключенный к привезенному нами ноутбуку, но методом проб, виновник был отыскан и оказался им Terminal Server производства корпорации Микрософт. После чего проштрафившийся был немедленно и безжалостно с сервера попрошен вон. Удивительно другое, ни в процессе раннего тестирования при похожих условиях, ни при выполненной по запросу проверке в Твери казуса сего замечено не было. Требуется приложить силы все возможные, чтобы причину такой вражды между вышеуказанным программным обеспечением искоренить. Обед. После обеда занялись поисками спутника Инмарсат. Бегали по зданию с развернутой антенной, пугая сотрудников Татнефть-бурение нечленораздельными выкриками и внушая им же (сотрудникам) невольное уважение к таким эрудированным, интеллигентным и, несомненно, талантливым специалистам ОАО ОЭГ «Петросервис». В отделе ИТ спутника не было. Не оказалось его также в отделе ЦИТС, в пристройке, и даже на чердаке. Врасплох удалось застать его только на улице, но там было холодно, и совершенно отсутствовал сетевой разъем локальной сети как впрочем, и сам сервер буровой. Вывод: в городе с плотной застройкой, настройка спутникового терминала есть занятие не самое почетное. Желание: получить в Твери во временное пользование терминал с достаточным количеством денюжков на счете, для изучения всех его возможностей.

27 января сего года
(день третий, четверг)
С самого раннего утра еще раз отметились торжественным проносом развернутой антенны, вкупе с самим терминалом, по всем этажам здания Татнефть-бурение. Уважение растет прямо на глазах, но геостационарная орбита спутника Инмарсат так и не стала нам ближе. Принято решение отложить тестовый выход в Интернет до выезда на объект мониторинга. Оба сервера до сих пор в отделе ИТ, потому как нет Сетки кроме Локалки, и Терминал не замена ее! Искалечили ноутбук установкой эмулятора системы сбора, светлая память нашему доброму, старому другу. Зато получилось попередавать реальновременные данные, а также мало-мало пакетов глубинки и файлов разных. В условиях локалки все работает, но удовольствия от этого шиш. Обед. Отобедав, занялись продумыванием альтернативных способов передачи данных. Заметив нахально торчавший из ноутбука начальника отдела ИТ GPRS модем, загорелись идеей сделать его спасителем проекта № 23М74ткОН, то бишь развертывания УМБ на просторах Татарстана. Скоренько изъяв, сей предмет у начальника ИТ, на счет раз прикрутили его к своему ноутбуку, на счет два вышли в Интернет и получили хоть и динамический, но очень даже симпатичный, а главное долгожданный внешний IP. Возликовав, на радостях, покружились с сотрудниками ИТ в бесшабашном хороводе. После чего попробовали попинговать выделенный IP адрес с сервера офиса, выведенного в квази внешнюю сеть. УПС!!! Не тут-то было. Нет такого IP. Трассировка маршрута показала долгие блуждания по темным закоулкам серверов Татнефти, после чего вывалилась на сервер Билайн, и, получив там от ворот поворот, возвратилась обратно с весточкой «Доступ в сеть запрещен». Объявили в отделе пятиминутный траур. Немного расстроившись, но, уже ничуть не удивившись очередному маневру злодейки-судьбы, достали привезенный и заботливо припасенный нами обычный модем. Прицепив модем к серверу офиса, попробовали дозвониться на него с обманувшего наши надежды GPRS модема в режиме GSM. Вот и он долгожданный коннект, но радоваться сил уже нет. Договорившись с Фанилем о предоставлении в наше распоряжение двух внешних GSM модемов, сваливаем в гостиницу вкушать обожаемый Роллтон.

28 января сего года
(день четвертый, пятница)
Полны предвкушений и надежд примчались в офис. Получив на руки две черные коробочки и две антеннки, вполглаза пролистав мануал, пытаемся как можно быстрее преодолеть четырехдневную полосу хождения по граблям. Соединяемся – РАБОТАЕТ!!! Уверенный коннект на 9 Кбс. Времянка с эмулятора идет, пробные тестовые файлы через файловую же передачу, не быстро, но тоже протискиваются. За водкой все же не бежим, так как обнаруживается не смертельная, но проблема. Немножечко определимся с терминологией: при установке коммутируемого соединения, дозванивающийся компьютер становится как бы клиентом, а принимающий соединение как бы сервером. Так вот, после установки соединения клиент не может соединиться с сервером не по 1090 (времянка), не по 1024 (УСП), не по 25 (SMTP). Все это может делать только сервер. Т.е. для получения времянки нужно звонить снизу, а для отправки всего остального – сверху. Ни танцы с бубном, ни вызывание духа Великого Белого Программиста ожидаемого результата не принесли, приношение в жертву администратора локальной сети Татнефть-бурение решено пока отложить. Пинг проходит в среднем за 1,2 секунды, что в одну, что в другую сторону. Net send не проходит. Установленная корпоративная аська попискивает, но заявленной радости общения не доставляет. Далее ждать уже невозможно, так как заказанная на 11:00 машина перезаказывалась сначала на 12:00, потом на 14:00. Коротков, ответственный за материальное обеспечение проекта, каждый раз в курилке ехидно интересуется, когда уже, наконец, поедем. Такое ощущение, что он меня там караулит. С курением временно завязал. В 15:00 Антон с администратором сети и с моим благословением двинулись в путь. Поставлена боевая задача: произвести тестовое соединение посредством GSM модемов, сделать прогон времянки, произвести настройку спутникового терминала на спутник. В районе пяти часов модем ожил и недоуменно посмотрел на меня своим единственным зеленым глазом. Прием реальновременных данных соединен с передачей - данные не идут. Через УСП зашел на буровую, подготовка данных активно матерится на отсутствие справочников по указанному пути. Звонка с буровой нет, туда дозвониться невозможно. Прозвонился Антон, в ходе беседы выяснилось, что на буровой не запущена «Поддержка СПРВД». Сказал, чтобы он ее запустил, и возвращался на базу, прихватив компьютер, на выходных попробуем побороть вышеописанную проблему. Часам к восьми в гостиницу подъехал Антон. Лица на нем нет и говорит, что в такой заднице в жизни еще не был. Пытается выяснить, сколько ему там сидеть. Хотел пошутить, но, посмотрев в глаза – не стал. Разберемся по ситуации.

29 января сего года
(день пятый, суббота)
Бездельничали. Утомительно долгий день.

30 января сего года
(день шестой, воскресенье)
С утра в офис. Пытаемся преодолеть проблему односторонней проходимости данных. Поднятие сервера удаленного доступа ничего не дало. Докатился до того, что сел читать выньдовский хелп. Безрезультатно. Перепробовал уже все, что только могло прийти в голову. Фаниль только и успевает бегать покупать карты оплаты, по-моему, МТС в своем стиле тырит у нас денежку. Результатом всех телодвижений стало, то что, по крайней мере, при дозвоне снизу работает и передача времянки и можно соединяться с почтовым сервером (он установлен на уровне офиса). Придется работать, как есть.

31 января сего года
(день седьмой, понедельник)
Антон с самого утра нервно хихикает, сегодня его выход. Еще раз проверили связь. Фунциклирует. Погрузили в УАЗик компьютер, терминал, модем, Антона. Отбыли. В 11:15 пошла времянка. Отсутствуют «Обороты ротора», «Момент на роторе», «Технологический этап». Скважина горизонтальная, ротора нет. В картосхеме скважина вся серая, в контроле скважины нет шкал у параметров. Час работы встал в пять с копейками баксов. По божески. Денис прислал другую версию «Поддержка СПРВД». С гиканьем и уханьем пропихнул это на буровую. Технологический этап пошел. По-хорошему нужно эту версию «Поддержка СПРВД» таскать в составе УМБ. Времянка идет без проблем. «Администрирование РНС» работает с громадными задержками, даже при изменении единственного параметра, видимо каждый раз все равно тащится полный набор. Демонстрировать это на таком канале затруднительно. Жду от Антона обновления справочников и рапорт. Предварительно договорились с Фанилем о проведении показа в среду. Гнали времянку целый день, час через час. Кончился рабочий день, и кончились деньги на Антоновом модеме. Антон прозвонился. Обновления еще не готовы, рапорт тоже, идет пересменка, поэтому access denied к вахтовому журналу.

1 февраля сего года
(день восьмой, вторник)
С утра поговорил с Фанилем, он сказал, что показ из-за каких-то их внутренних заморочек переносится на четверг. Фаниль сходил к главному инженеру, показ переносится на пятницу на 14:00. Передал Антону, что сидеть ему на буровой до пятницы. Надо же какие он слова знает, нужно будет записать. Опять гнали времянку, плюс Антон переслал изменения справочников и рапорт. К обеду закинул пакет глубинки. До обеда побеседовали с Фанилем, он проявил недюжинную заинтересованность к рапортам, говорит у них все до сих пор на бумажках, что ни есть хорошо. Каждый УБР как-то решает эту проблему по-своему, единого информационного решения нет. Я уточнил систему единоначалия, по его словам все решения, спущенные в УБР с уровня Татнефть-бурения исполняются на «Так точно», правда все решения о внедрении каких-либо информационных систем принимается на уровне головной компании Татнефть, якобы для следования единой политике информационного развития компании. УМБ тоже целиком и полностью Фанилем приветствуется, но по его данным у них только три буровых оснащены системами сбора и пока не развита инфраструктура связи. Попросил обязательно упомянуть на показе о том, что суточные рапорта могут быть доставлены не только по каналам связи, но и на дискетках. То есть так сказать, первоначально подсадить компанию на наше программное обеспечение, доказать что это нужно и полезно, а потом под это дело дадут денег и на развитие инфраструктуры связи и на любое дополнительное оборудование. Словом, у Фаниля нашел полное понимание и поддержку продвижения нашего программного обеспечения. Уж не знаю, по каким причинам. Дополнительно, Белоногов, зам. начальника ЦИТС, заинтересовался отображением инклинометрии в 3D.
После обеда попробовали спутниковую связь. Выход в Интернет по каналу с повременной оплатой. Канал 2 Кбс, пинг – 2,5-3 секунды, ну и данные идут раз в две-три секунды, гнали времянку минут 30, только с целью показать, мол, можем. Все остальное время времянка через модемы. Со слов Антона на буровую заявились четверо дядек в норковых шапках на Toyota LandCruiser, интересовались что он там делает. Кто такие, Антон не уточнил, но судя по всему люди с Азнакаевского НГДУ. Антон показал и рассказал рапорта, дядьки интересовались опять же 3D отображением инклинометрии. Антон сказал, что такое программное обеспечение у нас есть, и они смогут посмотреть его на презентации. Интересно, что он имел ввиду?

2 февраля сего года
(день девятый, среда)
Показал Белоногову описания WellGuide и комплекса программ по обработке и интерпретации, которые готовились к выставке, тому дюже понравились картинки из описания WellGuide, попросил, чтобы ИТ-шники описание распечатали и отдали Вакуле А.Я. - главному инженеру. Дополнительно сказал, что хорошо было бы показать главному технологу «Расчет и построение траектории ствола скважины» вживую. Я запросил из офиса дистрибутив. Дистрибутив получен и установлен. Программа отчаянно кидается «Access Violation». Показывать ее в таком состоянии страшно. Пытался довести ее до ума, в итоге чего-нибудь путного добиться от нее получилось только к вечеру.

3 февраля сего года
(день десятый, четверг)
Белоногова до обеда не было, после обеда он занят. К главному технологу не попадаем. Время, убитое на траекторию, пожалуй, пропало даром. Готовлюсь к презентации.

4 февраля сего года
(день одиннадцатый, пятница)
Белоногов опять занят. Установили в конференц-зале проектор. В 12:30 на буровой вырубили свет. Приехал кран менять кривошип. Засада. Позвонил Антон, света не будет часа 3. Времянку не показать. Презентация: Заявилось человек тридцать. В основном люди из УБР и НГДУ. Рассказал и показал ПО. Сначала показывал на времянке с эмулятора, потом пошла времянка со скважины. Вместо намеченного часа, презентация продолжалась 2 часа. Главный инженер Азнакаевского УБР позвонил на буровую, и для проверки попросил поднять крюк, чем, по словам Антона, довел до сердечного приступа бурового мастера. Тот был просто ошарашен такой осведомленностью начальства, ну откуда они могли узнать, что крюк у него безвольно болтается. В итоге поднятие крюка, отобразилось в «Контроль скважины» и очень обрадовало всех присутствующих. Отношение к УМБ довольно-таки положительное. Результат проведения презентации неизвестен до проведения рабочего совещания.

5 февраля сего года
(день двенадцатый, суббота)
День отлета. Возвращаемся на благословенную землю Твери. Антона в очередной раз обшмонали в аэропорту, что-то в нем вызывает сильные подозрения службы охраны аэропортов РФ. Старый знакомец ЯК-40 и мы дома.



DIXI ET AHINAM LEVAVI
(я сказал и облегчил тем душу)

© Makarov Andrey 2005 ;)